Приказ 211 фсин по форме одежды фото - Утверждение - Шаблоны примеры - mirshablonov.my1.ru
Четверг, 19.01.2017, 03:18
MirShablonov.my1.ru
Главная | Шаблоны примеры | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Инструкции информация практика [100]
Протокол [95]
Характеристика [127]
Акт о событии [162]
Договоры образцы [269]
Исковые заявления [110]
Заявления ходатайства [184]
Ходатайство в суд [14]
Претензии [63]
Трудовые отношения [140]
Резюме [105]
Регистрация [17]
Оформление решений [58]
Письма, записки [147]
Анкеты опросы [73]
Автобиография пример [6]
Доверенности [102]
Сопровождение бизнеса [46]
Жалобы на противоправные действия [47]
Декларации [63]
Бытовые сделки [22]
Распоряжения подчиненным [101]
Молодому руководителю [100]
Как правильно заполнять приказы [102]
Утверждение [85]
Утверждение форм [69]
Прием на работу [80]
Основные приказы [73]
Назначение ответственного [67]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 164
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Главная » Статьи » Утверждение

Приказ 211 фсин по форме одежды фото

ЗАКЛЮЧЕНИЕ о посещении ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Иркутской области по адресу: г. Иркутск, ул. Баррикад, 63.

В соответствие со ст.15 Федерального закона «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и, о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания»от 10.06.2008 г. № 76-ФЗ

27.03. г. члены ОНК Иркутской области Варшней Н.Е. и Хроменкова Н.А. посетили ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Иркутской области по адресу: г. Иркутск, ул. Баррикад, 63 .

Цель визита: проверка соблюдения прав граждан, условий содержания, работа с жалобами. Проверка условий содержания малолетних осужденных прибывших из ФКУ АВК, в связи с поступившей информацией о жестоком обращении с малолетними и несовершеннолетними осужденными, размещенной по адресу в сети интернет, см. http://www.antipytki.ru/activities/one/3540 .

Посещение начато в 16.45, закончено в 18.20.

На входе в ФКУ СИЗО-1, в нарушение того, что члены ОНК прибыли в учреждение для посещения осужденных и их интервьюирование не запрещено и осуществляется с соблюдением условий, установленных Приказом ФСИН РФ от 28.11.2008 г. № 652 «Об утверждении Положения о порядке посещения учреждений уголовно-исполнительной системы членами общественных наблюдательных комиссий», нам сразу же запретили проносить фотоаппарат и диктофон. Письменный отказ не выдан. По этому поводу была сделана запись в журнале ОНК по Иркутской области.

В нарушение ст.16 Федерального закона «Об общественном контроле»№ 76-ФЗ от 10 июня 2008 г. сотрудники СИЗО не предоставляли информацию, необходимую для проведения контроля за соблюдением прав человека в учреждении, на протяжении всего посещения.

Начальник ФКУ СИЗО-1 полковник внутренней службы Мокеев И.Р. встретил нас в коридоре, на наш вопрос о количестве малолетних заключенных, вывезенных из АВК и содержащихся на данный момент в ФКУ СИЗО-1, ответил, что слишком большое движение внутри учреждения, и поэтому он не знает.

Затем, он дал распоряжение начальнику воспитательного отдела Усманову Ренату Ренатовичу нас сопровождать. Мы сообщили цель визита данному сотруднику и зам. начальника по кадрам и воспитательной работе Тарбееву Александру Васильевичу и попросили сказать, сколько в настоящее время содержится малолетних осужденных прибывших из ФКУ АВК. Нам пообещали, что сейчас выяснят и скажут. Затем Тарбеев А.В. куда-то вышел. Усманов Р.Р. на вопрос членов ОНК о подготовке сотрудников СИЗО-1 по работе с несовершеннолетними ответил дерзко и в грубой форме: «А зачем Вам это надо? Зачем я Вам должен говорить? Может Вам еще личные данные предоставить»? Нам сказали также, что мы ждем сотрудника с видеокамерой. На вопрос, почему нас снимаю в лицо без нашего согласия, начальник воспитательного отдела Усманов Р.Р. ответил «Если снимают, значит им это надо!»

На протяжении 20 минут сотрудники выясняли, сколько все-таки в данном учреждении содержится малолетних осужденных прибывших из ФКУ АВК, но об этом так нам и не удалось узнать.

В 17.10 члены ОНК в сопровождении 6 сотрудников СИЗО отправились в режимный корпус № 6, где содержатся малолетние подозреваемые, доставленные и осужденные.

Члены ОНК обратили внимание, что оперуполномоченный капитан Липкис держит в руках видео камеру и выразили свое не согласие на проведение видео фиксации. В ответ опер уполномоченный Сапожников Павел Валерьевич стал хамить и разговаривать вызывающе.

Членов ОНК снимали на видео в лицо на близком расстоянии, не смотря на их не согласие и протест.

Камеру № 621, 24 кв.м. содержаться 5 малолетних осужденных. В комнате нет телевизора, на стене огромное желтое пятно, подтеки. Устаревшая правовая информация. Члены ОНК вновь попросили не проводить видео съемку, но камеру наоборот направили прямо в лицо. Затем в камеру вошли все сопровождающие сотрудники в количестве 5 человек и сотрудник с видео камерой. Данное обстоятельство явилось фактическим препятствием, для проведения и осуществления общественного контроля, так как данные малолетние являются уже осужденными, члены ОНК могут беседовать с ними без присутствия сотрудников или в пределах видимости, согласно ст.16 Федерального закона № 76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и, о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания»от 10.06.2008 г. Члены ОНК попросили сотрудников выйти из камеры. Данную просьбу сотрудники проигнорировали.

Камеру № 627, 24 кв.м. содержаться 4 малолетних осужденных. В комнате нет телевизора. Сквозняк, холодно. Устаревшая правовая информация. Члены ОНК вновь попросили не проводить видео съемку. В камеру вошли все сопровождающие сотрудники в количестве 5 человек и сотрудник с видео камерой. Данное обстоятельство явилось фактическим препятствием, для проведения и осуществления общественного контроля по вышеуказанным правовым основаниям.

На протяжении всего посещения сотрудники учреждения хамят, дерзят и ведут себя крайне вызывающе. Особенно отмечаем Усманова Р.Р. и Сапожникова П.В. Отмечаем также неподобающее поведение оперуполномоченного Сапожникова П.В. в присутствии несовершеннолетних осужденных. Он является должностным лицом, на которое распространяется Кодекс этики сотрудника ФСИН. В присутствии несовершеннолетних вел себя дерзко и разболтанно - в нарушении п.56 Правил ношения формы одежды сотрудниками учреждений и органов УИС (Приложение № 2 к Приказу Министерства юстиции Российской Федерации от 8 ноября 2007 г. N 211) имел нарушение формы одежды - рукава засучены до локтя, кепка сдвинута на затылок, держал постоянно руки в карманах, выпячивался вперед, требуя сам соблюдение содержания - нарушает форму одежды, тем самым дискредитирует в глазах несовершеннолетних осужденных государственную власть. При этом Сапожниковым П.В. членам ОНК было сказано, что их видеосъемка ведется в связи с проводимыми оперативными мероприятиями.

  1. Информация на стендах и в папках с правовой информацией, устаревшая. Данный факт создает препятствие осужденным, подозреваемым и обвиняемым для осуществления защиты своих прав.
  2. Присутствуют в учреждении 9 малолетних осужденных прибывших из АВК. Точного количества прибывших из ФКУ АВК не известно. Данная информация членам ОНК не предоставлена.
  3. В нарушение законодательства об охране изображения гражданина (ст.152.1 ГК Российской Федерации);а также ст. 5 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ (ред. от 21.12.) «Об оперативно-розыскной деятельности», статьей 23, 24 Конституции Российской Федерации - права на частную жизнь, запрет сбора, хранения, использования и распространения информации о лице без его согласия - сотрудниками ФКУ СИЗО 1 г.Иркутска во все время проведения проверки (в том числе в период беседы с малолетними осужденными), велась видеосъемка членов ОНК, в том числе прямо в лицо.
  4. Неподобающее угрожающее хамское оскорбительное поведение и нарушение Кодекса этики сотрудников ФСИН такими сотрудниками СИЗО как Усмановым Р.Р. Сапожниковым П.В. Липкис С.М. При этом, в ходе осуществления сотрудниками в отношении членов ОНК указанных незаконных и неэтичных действий сотрудники упрекали членов ОНК, что те слишком много пишут про ФКУ СИЗО 1 г. Иркутска в интернете, намекая на статью по адресу https://openrussia.org/post/view/3657/ .
  5. В нарушение требований ст.5 Федерального закона от 12.08.1995 г. № 144 «Об оперативно-розыскной деятельности»органы (должностные лица), в отношении членов ОНК осуществляется оперативно-розыскная деятельность. Согласно указанному нормативному положению лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, при проведении оперативно-розыскных мероприятий должны обеспечивать соблюдение прав человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции. При этом лицо вправе обжаловать действия должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность в суд. Также статьей регламентируется порядок предоставления полученной в отношении него информации. Согласно ст.8 Закона проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения и при наличии конкретной информации, перечень которой является исчерпывающим. Какое-либо ограничение конституционные права человека и гражданина, при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, возможно только на основании соответствующего судебного решения. Проведение оперативно-розыскных мероприятий без решения суда нарушает ст.ст.18, 23, 24 Конституции Российской Федерации.

В связи с тем, что в настоящее время решения суда, устанавливающие ограничения наших прав и свобод отсутствуют и уголовное дело в отношении нас не возбуждено, действия оперативников ГУФСИН по Иркутской области, осуществляющих оперативно-розыскные мероприятия, являются противозаконными и нарушают ст.8 Федерального закона от 12.08.1995 г. № 144 «Об оперативно-розыскной деятельности».

  1. Выявлено сокрытие руководством ФКУ СИЗО 1 г.Иркутска должностных преступлений и правонарушений своих или своих сотрудников, о чем свидетельствует осуществленное препятствие в осуществлении общественного контроля, не предоставление информации для его проведения, осуществление незаконных действий в отношении членов ОНК.

По результатам посещения РЕКОМЕНДОВАНО:

  1. Директору ФСИН Корниенко Г.А. начальнику ГУФСИН по Иркутской области П.В.Радченко - провести проверку и устранить нарушение законодательства об охране изображения гражданина (ст.152.1 ГК Российской Федерации);а также ст.ст. 5, 8 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ (ред. от 21.12.) «Об оперативно-розыскной деятельности», статей 23, 24 Конституции Российской Федерации - права на частную жизнь, запрет сбора, хранения, использования и распространения информации о лице без его согласия, а именно: запретить сотрудникам ФКУ СИЗО-1 г.Иркутска проводить съемку членов ОНК без их согласия. Предоставить сведения о том: какова была цель съемки осуществленной в ходе проверки;сколько, какое именно время и где будет храниться материалы осуществленной видеосъемки;кто именно/какие должностные лица будут иметь доступ к указанным материалам видеосъемки;когда будут уничтожены материалы осуществленной видеосъемки;на какой носитель велась видеосъемка. Провести служебную проверку по факту несоответствия занимаемой должности начальника ФКУ СИЗО 1 г.Иркутска в связи с выявленными допущенными нарушениями, не владением информации о количестве и передвижении осужденных в СИЗО, не предоставлением указанной информации членам ОНК, препятствием осуществлению общественного контроля, выраженном в проведении незаконных оперативных мероприятий в отношении членов ОНК, проведении видеосъемки, выраженным в запрещении проноса диктофона и фотоаппарата, выраженном в не организации проведения проверки в отсутствие угрожающего хамского оскорбительного поведения сопровождающими сотрудниками.

Пресечь нарушение прав членов ОНК со стороны сотрудников СИЗО №1, выраженное в проведении видеосъемки членов ОНК без их согласия, выраженное в проведении в отношении них оперативных мероприятий, выраженное в не предоставлении условий для беседы с осужденными наедине, выраженное в не предоставлении информации о точном количестве осужденных и их месте нахождения, выраженное в запрещении использовать средства аудио и фото фиксации, выраженное в совершении в отношении членов ОНК угрожающего хамского оскорбительного поведения сопровождающими сотрудниками.

  1. Начальнику ГУФСИН по Иркутской области П.В.Радченко в порядке ст.5 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ (ред. от 21.12.) «Об оперативно-розыскной деятельности», ст.24 Конституции Российской Федерации предоставить членам ОНК Варшней Н.Е. Хроменковой Н.А. сведения (фонограммы, видеоматериалы и другие материалы, информацию) о полученной в отношении Варшней Наталии Евгеньевны, Хроменковой Натальи Андреевны информации во время проведения оперативно-розыскных мероприятий сотрудниками ГУФСИН по Иркутской области, сотрудниками ФКУ СИЗО1 г.Иркутска.
  1. Начальнику ФКУ СИЗО 1 г.Иркутска привести в соответствие информация на стендах и в папках с правовой информацией в проверенных папках и на стендах, провести служебную проверку по факту нарушения формы одежды сопровождавшим сотрудником оперуполномоченным Сапожникова П.В.

Пресечь нарушение прав членов ОНК со стороны сотрудников СИЗО №1, выраженное в проведении видеосъемки членов ОНК без их согласия, выраженное в проведении в отношении них оперативных мероприятий, выраженное в не предоставлении условий для беседы с осужденными наедине, выраженное в не предоставлении информации о точном количестве осужденных и их месте нахождения, выраженное в запрещении использовать средства аудио и фото фиксации, выраженное в совершении в отношении членов ОНК угрожающего хамского оскорбительного поведения сопровождающими сотрудниками.

  1. Генеральному прокурору Российской Федерации, прокурору Иркутской области - провести проверку по фактам нарушений прав человека, изложенных в заключении;по факту препятствия в осуществлении общественного контроля выраженного в запрете проноса диктофона для интервьюирования осужденных согласно Приказу ФСИН РФ от 28.11.2008 г. № 652 «Об утверждении Положения о порядке посещения учреждений уголовно-исполнительной системы членами общественных наблюдательных комиссий»;по факту препятствия в осуществлении общественного контроля выраженного в запрете проноса фотоаппарата для фотофиксации допущенных сотрудниками ФКУ СИЗО 1 г.Иркутска нарушений;по факту не предоставлении информации о точном количестве и месте нахождения несовершеннолетних осужденных, прибывших в ФКУ СИЗО 1 г.Иркутска из Ангарской воспитательной колонии согласно ст.16 Федерального закона № 76-ФЗ «Об общественном контроле…»;по факту не организации проверки в отсутствие хамского угрожающего оскорбительного поведения сопровождающих сотрудников, по факту проведения незаконных оперативно-розыскных мероприятий в отношении членов ОНК в нарушение ст.5 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ (ред. от 21.12.) «Об оперативно-розыскной деятельности», по факту проведения видеосъемки членов ОНК без их согласия. Принять меры прокурорского реагирования.

Сообщить в адрес членов ОНК о мерах, принятых в соответствии с рекомендациями, по адресу 664050 г. Иркутск ая 59

Члены ОНК Иркутской области: Н.А.Хроменкова

В УФСИН России по Хабаровскому краю состоялся переход на ношение летней формы одежды

В УФСИН России по Хабаровскому краю состоялся переход на ношение летней формы одежды

В соответствии с приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 08.11.2007 №211 «Об утверждении описания предметов формы одежды сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и правил ее ношения », а также в соответствии с приказом врип начальника УФСИН России по Хабаровскому краю Александра Кудрина, личный состав УФСИН России по Хабаровскому краю перешёл на ношение летней формы одежды с 21 апреля года.

Размещение Нагрудных Знаков На Кителе Нового Образца Полиции Фото

Схема размещения нашивок на форме одежды нового образца военнослужащих. На какой Расположение шевронов полиции. нагрудные знаки.

Российской Федерации1 (медалей и нагрудных знаков МВД России), наград Порядок ношение наград на кителе и жакете шерстяном выходном. 6.

От развала СССР до наших дней.

После распада Советского Союза существовавшая в нем система знаков числа ранений была – с некоторыми отличиями – воспроизведена в различных ведомствах Российской Федерации. Приказом МО РФ №255 от 28 июля 1994 г. предусматривалось, что знак числа ранений носится уже не над орденами, а «за» ними. Почему-то изменялось старшинство знаков за тяжелое ранение и за легкое ранение – отныне темно-красные (за легкое ранение) следовало носить выше золотистых (за тяжелое ранение). Длина галунной полоски сокращалась до 40 мм, а ширина устанавливалась в 5 мм.

В последующие годы регламентация ношения знаков числа ранения в различных ведомствах Российской Федерации (или субъектов Федерации) представляла собой «микс» положений Приказа МО СССР №250 от 4 марта 1988 г. и Приказа МО РФ №255 от 28 июля 1994 г.

Отчёт наблюдателей Хроменковой и Варшней о проверке событий в Ангарской воспитательной колонии

ОБЩЕСТВЕННАЯ НАБЛЮДАТЕЛЬНАЯ КОМИССИЯ ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ ЗА ОБЕСПЕЧЕНИЕМ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В МЕСТАХ ПРИНУДИТЕЛЬНОГО СОДЕРЖАНИЯ

Адрес для ответа: 664050, г.Иркутск, а/я 59

Генеральному прокурору Российской Федерации Ю.Я.Чайке

Прокурору Иркутской области государственному советнику юстиции 2 класса И. А. Мельникову

Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации Э.А.Памфиловой

Уполномоченному по правам ребенка в РФ

Уполномоченному по правам человека по Иркутской области В. А. Лукину

Уполномоченному по правам ребенка в Иркутской области

Директору ФСИН России Г.А.Корниенко

Начальнику ГУ ФСИН России по Иркутской области генерал-лейтенанту вн.сл. П. В. Радченко

Исходящее В2 от «27 »марта г.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В соответствие со ст.15 Федерального закона «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и, о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания»от 10.06.2008 г. № 76-ФЗ, а также после ознакомления со Справкой по ситуации в АВК члена ОНК по Иркутской области Санюты С.И. от 18 марта года, размещенное по адресу в сети интернет, см. http://www.antipytki.ru/activities/one/3540, члены ОНК Иркутской области Хроменкова Н.А. и Варшней Н.Е. посетили медицинский изолятор ЦБ-1 на территории ФКУ ИК-6 г. Иркутска 21.03., СИЗО-6 г. Ангарска 25.03., Ангарскую воспитательную колонию 25.03., СИЗО-1 г. Иркутска 27.03. г.

Цель визита: проверка соблюдения прав и условий содержания несовершеннолетних, прибывших из АВК, а также анализ событий, произошедших в АВК в ночь на 15.03. года.

Сопровождали членов ОНК:

21.03. в мед.изоляторе ЦБ-1 ФКУ ИК-6 - начальник отряда № 5 лейтенант вн. службы Монаков Р.В.,

25.03. во время посещения всех учреждений, заместитель начальника ГУФСИН России по Иркутской области по соблюдению прав человека в УИС Отрадных Г.В. в СИЗО-6 начальник ФКУ СИЗО-6 майор внутренней службы А.А. Мажидов, в АВК - социальный педагог колонии, а также сотрудник воспитательного отдела ГУФСИН России по Иркутской области Вагин А.А.,

27.03. в СИЗО-1 зам.начальника СИЗО Тарбеев А.В. начальник воспитательного отдела Усманов Р.Р. а также оперуполномоченный капитан Липкис С.М. оперуполномоченный Сапожников.

Подробное описание условий содержания несовершеннолетних на данный момент отражены в Заключениях, сделанных по факту посещенных учреждений.

На момент посещений жалоб по условиям содержания от несовершеннолетних не поступило.

Небольшие замечания были сделаны по содержанию в мед.изоляторе ЦБ-1, но в ходе проверки сотрудники были открыты, доброжелательны, шли на контакт, и все нарушения были сразу же устранены.

До настоящего времени не представлено достоверной информации о количестве несовершеннолетних на 15 марта года, находившихся в АВК и вывезенных из АВК в СИЗО-1, СИЗО-6 и в другие учреждения, в нарушение закрепленного в п.4 ст.6 Федерального закона Российской Федерации от 21 июля г. № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации»принципа публичности и открытости осуществления общественного контроля и общественного обсуждения его результатов.

На момент посещения АВК 25.03. г. в 17:05 (начало проверки) точное количество воспитанников колонии вывезенных из АВК после событий 15.03. установить не удалось: начальника в колонии не было, исполняющего обязанности в колонии также не было, сопровождающей членов ОНК была социальный педагог, которая не смогла ответить на заданный вопрос. Со слов разных сотрудников можно предположить, что в колонии было около 100 - 115 несовершеннолетних осужденных. (на 07.02., на момент проверки ОНК, в колонии находилось 113 человек). Со слов ребят, вывезенных из АВК, после произошедшего бунта их (вывезенных) было более 70 человек, и оставшихся в АВК около 20-30 человек. Во время проверки на 25.03.15 в СИЗО-6 г.Ангарска содержалось 51 осужденных из АВК, в АВК находилось 25 человек из старого состава и 4 вновь прибывших несовершеннолетних.

В мед.изоляторе ЦБ-1 ИК-6 на 21.03.15 находилось 4 несовершеннолетних (с телесными повреждениями: у одного малолетнего заключенного - сломана челюсть, у второго - глубокий порез руки, третий выпрыгивал во время пожара из окна и повредил ногу и еще один несовершеннолетний - инвалид, находился на подтверждении группы по инвалидности еще до событий в АВК).

В СИЗО-1 г. Иркутска на 27.03.15 точную информацию о количестве вывезенных и находящихся в СИЗО-1 малолетних осужденных прибывших из АВК не предоставили. Сотрудники не владеют либо не желают такую информацию предоставлять: они очень долго искали информацию, начали путаться в цифрах (то 6 человек, то 5) в итоге были показаны 9 заключенных, 5 из которых прибыли из СИЗО-6 накануне и с ними уже проводилась беседа в СИЗО-6 г. Ангарска еще 25.03..

Итого нами было обнаружено 85 человек, этапированных из АВК после бунта 15.03. г.

В настоящее время неясной осталась судьба от 15 до 30 несовершеннолетних, вывезенных из АВК после произошедших событий 15.03. года.

Следует также указать на психологический климат и атмосферу в посещенных учреждениях.

Посетив 4 учреждения и сравнив пребывание там, можно констатировать, что:

В ЦБ-1 г. Иркутска и СИЗО-6 г. Ангарска создан более благоприятный микроклимат для привезенных из АВК несовершеннолетних, сотрудники относятся с пониманием, переживают за ребят, способствуют их воспитанию и социализации.

В СИЗО-1 и АВК очень натянутая атмосфера общения, сотрудники достаточно дерзкие, ведут себя предвзято и агрессивно даже по отношению к членам ОНК. На вопрос члена ОНК, заданного начальнику воспитательного отдела СИЗО-1 Усманову Р. Р. в какой форме сотрудники СИЗО проходят обучение по работе с несовершеннолетними, он ответил грубо и дерзко: «А зачем вам это надо знать! Почему я должен вам это говорить! Может Вам еще личные данные предоставить?». Остаётся неясен ответ на данный вопрос и непонятно желание скрыть от членов ОНК, в какой форме проходит повышение квалификации и профессионального мастерства сотрудников СИЗО по работе с несовершеннолетними, относящимися к уязвимой группе населения, требующей особого подхода и обращения. В СИЗО-1 г. Иркутска и АВК заметна нервозность, повышенная тревожность и страх осужденных несовершеннолетних, они боятся сотрудников (во время беседы с осужденными несовершеннолетними присутствовало 6 сотрудников, а в СИЗО-1 к тому же велась видеосъемка на очень близком расстоянии к несовершеннолетним и членам ОНК (камерой тыкали прямо в лицо). Дети постоянно озирались по сторонам, смотрели на сотрудников СИЗО-1, обдумывали долго свои ответы и старались говорить «правильно», однозначно отвечая на вопросы - «не знаю».

В СИЗО-6 и ЦБ-1 - несовершеннолетние чувствовали себя комфортно, не смотря на присутствие сотрудников, начальника СИЗО, заместителя начальника ГУФСИН России по Иркутской области по соблюдению прав человека в УИС Отрадных Г.В. некоторые ребята даже улыбались, все давали полные ответы и описывали события, говорили, что сейчас чувствуют себя в безопасности и надеются на лучшие изменения в их колонии.

За время посещения данных учреждений нами лично, было опрошено 38 заключенных. Были опрошены как ребята, выразившие протест против насилия в колонии, так и активисты колонии. Находящиеся в АВК активисты наличие конфликтной ситуации отрицают. В то время как почти все ребята (за исключением тех, у кого приближается срок УДО), за пределами АВК указывают на конфликт и жестокое обращение, издевательства, продолжавшиеся в АВК в течение длительного времени и указывали на необходимость перемен.

Что же случилось, и что привело к такой ситуации? - такой вопрос был задан ребятам из АВК. И получен следующий ответ (ответ следует из рассказа опрошенных ребят) - Мало того, что находящиеся в воспитательной колонии несовершеннолетние не получали полноценного питания. Как говорят дети, еды в столовой хватало не всем, мясо или курица заканчивались на половине очереди. Все лучшее забирали активисты. Воспитанники колонии уже на протяжении длительного времени подвергались жестокому обращению со стороны актива колонии - актив это заключенные АВК более старшего возраста им около 18, либо 18 и более лет. Обратиться за помощью к сотрудникам было невозможно, они оставались безучастными и равнодушными, а некоторые даже участвовали совместно с активом в истязаниях ребят (ребята назвали оперативного сотрудника АВК Т.Р.,Ю. он же снимал на камеру последствия бунта, и, находясь в школе, ребята на камеру задали ему вопрос - «Почему вы нас били?»- на что получили ответ от Т Р. «Если бил, значит было за что»). Из рассказов несовершеннолетних следует, что всеми вопросами воспитания, поощрения, наказания, а также обращения к медицинскому работнику занимался актив, и все решения принимал так называемый «бугор колонии»малолетний Л.М.Б. 18лет, находящийся сейчас в АВК. Таким образом, администрация воспитательной колонии самоустранилась от воспитательного процесса. Ребята также назвали других активистов, участвовавших в «воспитательных»мероприятиях - малолетний ВЕЮ (находится в мед.изоляторе ЦБ1 г. Иркутск) - «мент зоны»и не отрицает, что он был в активе, несовершеннолетний ХЕ 17 лет «завхоз»(находится в АВК), малолетний Г.(находится в АВК ожидает УДО), малолетний У. (после событий в АВК незамедлительно освобожден по УДО), малолетний Г. (после событий в АВК незамедлительно освобожден по УДО) - и это еще не полный список активистов колонии. Ребятам не разрешалось жаловаться не только проверяющим, которые посещают колонию, а также родственникам. Со слов малолетних заключенных, при малейшей попытке либо подозрения, а стукачей много было (так говорят ребята) с ними жестоко расправлялись. Если проверяющие вызывали кого-нибудь на беседу, то потом после отъезда комиссии с тем заключенным долго проводилась работа и выясняли, что он говорил. В сторону проверяющих даже смотреть было запрещено, чтобы никто ничего не узнал. Проверяющим показывали «красивые»и нужные места - Фитобар в столовой, который находился там для красоты (еще 07.02. г. мы, находясь с проверкой ОНК, заглядывали в те проржавленные чайники и поняли, что травы из них давно никто не пил), Комнату для пребывающих на облегченных условиях - оказывается в этой красоте никто не жил, это для комиссий было создано, а те, кто должны были на облегченных условиях находится, спали, со слов ребят, в тех же общих комнатах со всеми.

С ужасом вспоминают малолетние заключенные наказание «за четыре кости»- это когда подростка поднимают за руки и ноги высоко, под потолок и бросают на пол. Так поступили и с несовершеннолетним, который пожаловался своему дедушке (мальчик просил не называть его фамилию, боится расправы). Избивали и наказывали за любое действие или в зависимости от настроения активистов. Подростки спрашивали «за что?», а им отвечали «за бесплатно!».

В зависимости от настроения «бугра колонии»Л.М.Б. ребята часами могли «топать»или «шагать гуськом»по плацу. Когда они шагали «гуськом»(на корточках) активисты могли ударить их локтем или пнуть ногой, и те, кто шагали гуськом падали.

Поражает и ужасает тот факт, что всё это происходило на плацу колонии под видеонаблюдением, а значит на глазах у взрослых сотрудников, воспитателей, начальника. Насколько же можно очерстветь и быть равнодушными.

Традиционным ежедневным «воспитательным мероприятием»было наказание «по трёшечке и спать»- этому подвергались все кроме актива. Ребенок надувал щеку, а активист рукой в кожаной перчатке сильно его бил в щеку. Ребята говорят, что от такого долго заснуть невозможно, пока голова не перестанет болеть и кружиться.

А по субботам, так утверждают мальчишки, в традицию вошло «стоять на растяжке». Ребят группами отводили в БПК, заводили туда, где синий бассейн и заставляли стоять на растяжке, а сзади били ногами. Так могли стоять часами, потом говорили пробежать несколько кругов и снова ставили на растяжку. Именно в этом наказании малолетние заключенные упоминают участие сотрудника Т.Р.Ю..

Страшным наказанием считалось (из воспоминаний ребят) «ставить под весло»- это когда подростка заставляли согнуться и на плечи клали палку (чаще эта палка из столовой, которой протвини из печи доставали) и избивали. Ну, а чтобы обратиться к врачу, нужно было написать заявление и отдать «бугру»и он решал, кому идти к врачу, а кому нет.

Опрошенные несовершеннолетние заявили, что не могли больше терпеть такие издевательства. Взрослым сотрудникам было безразлично то, что происходило с ребятами, администрация от происходящего с ними самоустранилась, обратиться за помощью было не к кому, поэтому бунт в колонии стал крайней и необходимой мерой, чтобы прекратить эти издевательства и обратить внимание всех окружающих на проблему жестокого обращения с ними.

В ночь на 15 марта в здании общежития развязался острый конфликт, начались драки, погромы, поджоги матрасов и простыней. В страхе быть наказанными активисты и «бугор»побежали в дежурную часть. Ребята выпрыгивали из окон здания, выбегали из дверей. Прибывшие на место сотрудники колонии и управления ГУФСИН смогли сдержать толпу. Бунтующим было предложено пойти в школу, в кабинет №20 и написать свои жалобы. Ребятам раздали бумагу и ручки. В этот же момент сотрудник Т.Р.Ю. вел видеосъемку всего происходящего. Когда ребята начали писать жалобы и заявления, в кабинет, отстранив сотрудников из Управления, ворвался Спецназ и стал избивать ребят дубинками. Мальчишки указали, что у них были синяки на спине, голове, на шее, но на момент визита членов ОНК 21.03. 25.03. 27.03 синяки уже прошли. «Били как взрослых», вспоминают ребята. «А как их было еще успокоить, - говорят сотрудники АВК, - ведь они были для нас угрозой». Один из парней (также просил не называть его фамилию, потому что боится расправы) во время избиения сотрудниками Спецназа увидел на полу ножик и порезал себе руку, чтобы хоть как то прекратить избиения, но его тоже, несмотря на кровотечение из места пореза, согнули в «ласточку»и вывели в грубой форме, даже не оказав первую медицинскую помощь. Избитых малолетних заключенных уложили на пол и «ласточкой»вывели из здания школы, а позднее развезли в разные УИС: СИЗО-6 г.Ангарска, СИЗО-1 г. Иркутска, ЦБ-1 при ФКУ ИК-6 г. Иркутска.

После проведения проверки членам ОНК стало очевидно, что взрослые сотрудники и воспитатели отошли от возложенной на них законом функции и передали все в руки малолетних активистов - садистов, которые наводили порядок в колонии по-своему, теми методами и приемами, которыми они владели. Взрослым было так удобно. Поэтому совершенно не удивляет ответ на вопрос члена ОНК, заданный сотрудникам колонии 25 марта «В чем же тогда заключаются функции Воспитательной колонии?»- «В названии», ответила социальный педагог АВК…. В то время как согласно Европейским тюремным правилам, да и априори, Учреждения для содержания несовершеннолетних осужденных должны решать задачи, как исполнения наказания, так и их полноценной социализации, подготовки к жизни в социуме. А о какой социализации и перевоспитании в таких условиях может идти речь вообще. Начальник учреждения Клешнин С.А. во время проверки ОНК 07.02. г. сам сказал, что, к сожалению, процент рецидива очень высок, и ребята возвращаются, и возвращаются во взрослые колонии.

Во время посещения УИС мы (члены ОНК) задаем вопрос сотрудникам, как они проходят обучение по работе с несовершеннолетними, как повышают свою квалификацию в данном направлении, потому что несовершеннолетние - это уязвимая группа населения, с особыми потребностями и требующая другого подхода. Эта та категория заключенных, которая поддается воспитательному воздействию в особой степени и об этом нельзя забывать. Нельзя относиться к ним как к взрослым. Все сотрудники, работающие с несовершеннолетними, должны владеть знаниями возрастной психологии, методикой воспитательной работы, и своим личным примером и наставлениями прививать им духовно - нравственные ценности, основы здорового образа жизни, культуры поведения. Поэтому недопустимо (как это было в СИЗО-1) заходить к несовершеннолетним, требуя от них соблюдения правил, а самим иметь нарушение формы одежды (оперуполномоченный Сапожников, которого ребята уже хорошо знают - в нарушение п.56 Правил ношения формы одежды сотрудниками учреждений и органов УИС (Приложение № 2 к Приказу Министерства юстиции Российской Федерации от 8 ноября 2007 г. № 211) заходит во время посещения ОНК 27.03. г. в камеры с кепкой сбитой на затылок, закатанными до локтя рукавами куртки, держа руки в карманах, выпячивая вперед живот и разговаривает с ребятами сквозь зубы) тем самым, дискредитируя образ сотрудника ФСИН в глазах малолетних заключенных и членов ОНК. В мед.изоляторе ЦБ-1 у троих ребят не было зубных щеток, они сгорели в колонии. С момента их пребывания прошло 5 дней, ребята щетки не просили, а сотрудники и не догадались, что им нужно прививать навыки гигиены, пока члены ОНК не обратили на это их внимание. Но тут следует еще раз отметить, что сотрудники ИК-6 открыты к взаимодействию и доброжелательны к подростками, а также адекватно воспринимают замечания и тут же их устраняют. Изъявили полную готовность к посещению семинаров и тренингов по особенностям работы с несовершеннолетними.

В настоящее время, со слов сотрудников, в ГУФСИН по Иркутской области проходит анализ событий, а также расследование произошедшего в АВК. Некоторые сотрудники АВК, в том числе и Т.Р.Ю. переведены из колонии в другое УИС.

Но остается неясен вопрос, почему оставшийся в колонии актив и в том числе «бугор»находятся сейчас в помещении с облегченными условиями содержания, а не в обычной спальне (которая в хорошем состоянии в неповрежденном корпусе), как равно, почему они вообще не переведены после произошедшего во взрослую колонию.

Почему, без устранения причины бунта, которой является вседозволенность действий актива колонии и халатность сотрудников, ребят из СИЗО-1 небольшими группами стали возвращать в АВК (со слов сотрудников СИЗО-1, при проверке 27.03.15.).

Участвовавших в бунте и нежелающих более терпеть насилие, просящих помощи и безопасности, стали возвращать небольшими группами назад в АВК к активистам. Так, со слов сотрудников СИЗО 1 г. Иркутска малолетних заключенных К. и М. 26.03.15 г. вывезли из СИЗО-1 в АВК, эти ребята, со слов малолетних заключенных, участвовавших в бунте, являлись «ШБК - шнырями бугра колонии, шестёрками»и выполняли всю грязную работу за активистов, обслуживали их как прислуга. Неужели после произошедших событий в АВК опять идет работа по возвращению и насаждению прежнего культа насилия и власти активистов. Неужели урок не учтен. И ребят, как в 2008 году после бунта, ожидает расправа.

Почему упомянутые несовершеннолетними активисты колонии, которые жестоко обращались с малолетками, за короткое время после бунта уже вышли по УДО (активисты колонии Г. У. Г.)? ….

Почему вместо конструктивного решения проблемы и переговоров взрослые сотрудники допустили ввод Спецназа и избиение малолетних заключенных в кабинете школы, в то время как конфликтная ситуация и бунт пик своей насыщенности преодолел.

ОНК Иркутской области исходя из материалов проверок от 21.03., 25.03., 27.03. года НАСТОЯТЕЛЬНО РЕКОМЕНДУЕТ-ТРЕБУЕТ:

Тщательного проведения расследования событий произошедших в АВК 15.03. года, а также анализа условий, прослуживших причиной бунта. Необходимо выяснить степень участия во всех событиях, издевательствах над несовершеннолетними и бездействия по непресечению издевательств, активистов и сотрудников АВК.

Установить актуальное местонахождения каждого из малолетних заключенных, находившихся в АВК на 14.03 - 15.03. года на момент произошедших в колонии событий.

С учетом их действия в состоянии крайней необходимости, обеспечить полную личную безопасность всем участникам бунта и создание им необходимых условий содержания в соответствии с возрастом, воздействия на них воспитательного процесса исключительно в условиях и на основаниях в порядке предусмотренном законом.

Отстранить от работы в данном учреждении всех сотрудников АВК и провести служебную проверку по факту их бездействия, сокрытия фактов жестокого обращения в АВК с несовершеннолетними на протяжении длительного времени. (Из собранного материала очевидно, что всё происходило на глазах взрослых сотрудников, даже под наблюдением видеокамер на территории АВК)

Всех заключенных АВК, в первую очередь активистов, достигших возраста 18 лет перевести во взрослые колонии и впредь не допускать их оставления в АВК с целью давления на других несовершеннолетних, передачей им незаконных полномочий вести в колонии воспитательную работу.

Проверить обоснованность введения Спецназа в колонию 15.03. и обоснованности использования им спецсредств.

Провести курсы повышения квалификации по работе с несовершеннолетними для сотрудников УИС.

Запретить осуществлять препятствия администрацией и сотрудниками ФКУ СИЗО №1 г. Иркутска проведению общественного контроля членами ОНК.

В случае выявления, по результатам проверки сведений Заключения, признаков совершения уголовных преступления, должностных правонарушений, направить материалы для проведения следственных и проверочных действий по подследственности и подведомственности для привлечения к ответственности предусмотренной законом. О чем уведомить членов ОНК.

Сообщить в адрес членов ОНК о мерах, принятых в соответствии с рекомендациями, по адресу 664050 г. Иркутск а\я 59

Члены ОНК Иркутской области:

Источники: www.antipytki.ru, maikop.bezformata.ru, archivesdownload57.weebly.com, www.vedomstva-uniforma.ru, copwatch.ru

Категория: Утверждение | Добавил: kapokatya (11.02.2016)
Просмотров: 315 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск