Протокол следственного эксперимента образец - Протокол - Шаблоны примеры - mirshablonov.my1.ru
Воскресенье, 04.12.2016, 06:48
MirShablonov.my1.ru
Главная | Шаблоны примеры | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Инструкции информация практика [100]
Протокол [95]
Характеристика [127]
Акт о событии [162]
Договоры образцы [269]
Исковые заявления [110]
Заявления ходатайства [184]
Ходатайство в суд [14]
Претензии [63]
Трудовые отношения [140]
Резюме [105]
Регистрация [17]
Оформление решений [58]
Письма, записки [147]
Анкеты опросы [73]
Автобиография пример [6]
Доверенности [102]
Сопровождение бизнеса [46]
Жалобы на противоправные действия [47]
Декларации [63]
Бытовые сделки [22]
Распоряжения подчиненным [101]
Молодому руководителю [100]
Как правильно заполнять приказы [102]
Утверждение [85]
Утверждение форм [69]
Прием на работу [80]
Основные приказы [73]
Назначение ответственного [67]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 147
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Главная » Статьи » Протокол

Протокол следственного эксперимента образец

Протокол следственного эксперимента (образец заполнения)

ПРОТОКОЛ следственного эксперимента

г. Энск

9 июня 201* г.

Следственный эксперимент начат в 11 час. 25 мин.

Следственный эксперимент окончен в 13 час. 40 мин.

Следователь следственного отделения Энского ГОВД Тайской области лейтенант юстиции Смирнов О.Г. в присутствии понятых:

1) Смешковой Тамары Ивановны, прож. г. Энск, ул. Ф. Энгельса, д. 12, кв. 17 (р.т. 34-55-11)

2) Палахова Ивана Митрофановича, прож. г. Энск, ул. Фрунзе, д. 23, кв. 2 (т. соседей 34-44-51),

с участием специалиста эксперта-криминалиста Энского ГОВД Тайской области Раева В.В. и подозреваемого Голованова А.А. в соответствии со ст. 181 <9> УПК РФ, произвел следственный эксперимент по уголовному делу N 60987-0* с целью установления возможности проникновения в помещение магазина через открытую форточку первого этажа.

В самом начале следственного эксперимента участвующим лицам разъяснены их права, обязанности, ответственность, а также порядок производства следственного эксперимента.

Понятым к тому же в начале следственного эксперимента разъяснены их права, обязанности и ответственность, предусмотренные ст. 60 УПК РФ.

Следователь удостоверился в компетентности Раева Владимира Викторовича как специалиста, выяснил его отношение к подозреваемому, обвиняемому и потерпевшему и разъяснил его права, обязанности и ответственность, в том числе предусмотренные ст. 58 УПК РФ.

Участвующим лицам также объявлено о применении технических средств: фотоаппарата "Зенит-ТТЛ" с объективом "Индустар-44" и фотопленкой чувствительностью 130 ед. а также электровспышки "Чайка" специалистом Раевым В.В.

Следственный эксперимент производился в условиях ясной солнечной погоды при хорошем естественном освещении.

Следственным экспериментом установлено: что подозреваемый Голованов А.А. смог проникнуть через расположенную на первом этаже форточку в складское помещение магазина N 1 ООО "Энскнефтеоргсинтез", что находится по адресу г. Энск, ул. Мира, д. 4. Размер форточки 44x52 см. Она расположена на расстоянии 174 см от земли с южной стороны здания магазина.

В ходе следственного эксперимента производилась фотосъемка: общего вида южной стороны магазина N 1 ООО "Энскнефтеоргсинтез" и процесса проникновения Голованов А.А. через форточку в помещение магазина. Всего использовано 8 кадров пленки.

К протоколу следственного эксперимента прилагается фототаблица.

Перед началом, в ходе либо по окончании следственного эксперимента от участвующих лиц: понятых Смешковой Т.И. и Палахова И.М. специалиста Раева В.В. и подозреваемого Голованова А.А. заявления не поступили.

Протокол прочитан следователем вслух. Замечания отсутствуют.

ПРОТОКОЛ следственного эксперимента

Уголовный адвокат (495)645-18-27, (812)981-28-46

ПРОТОКОЛ следственного эксперимента

18 августа 1989 г.

Эксперимент начат в 11 час. 15 мин. Эксперимент окончен в 12 час. 05 мин.

Следователь следственного отделения отдела внутренних дел исполкома Энского городского Совета народных депутатов Энской области лейтенант милиции Свиридов М. К. рассмотрев материалы уголовного дела № 46,возбужденного по признакам ст. 108 УК РСФСР, в присутствии понятых Лаврушкина Ивана Феоктистовича, 1951 года рождения, проживающего в г. Энске, по Профсоюзной ул. д. 8, кв. 63, и Суслова Сергея Тимофеевича, 1932 года рождения, проживающего в г. Энске, по Профсоюзной ул. д. 8, кв. 58, с участием соседа потерпевшего по квартире Ефимова Федора Савельевича, проживающего в г. Энске, по ул. Профсоюзной, д. 8, кв. 61, руководствуясь ст. 183 УПК РСФСР, произвел следственный эксперимент в целях проверки показаний свидетеля Ефимова Федора Савельевича, который сообщил, что, когда он уходил из дому, в квартире оставался один потерпевший Семушкин Григорий Филиппович, находившийся в ванной комнате за закрытой дверью. По свидетельству Ефимова В. С. дверь в ванную комнату закрывалась путем поворота из комнаты дверной ручки. Открыть дверь ванной комнаты из квартиры путем поворота ручки невозможно, но с помощью перочинного ножа или стамески открыть дверь не составляет труда. На кухне лежит стамеска и несколько ножей. Для определения возможности открытия двери ванной комнаты перочинным ножом и стамеской из квартиры, если эта дверь закрыта изнутри на запор-ручку, произведен следственный эксперимент.

Перед началом следственного эксперимента лицам, участвующим в его проведении, разъяснено их право присутствовать при всех производимых действиях, делать заявления, подлежащие занесению в протокол. Кроме того, понятым Лаврушкину И. Ф. и Суслову С. Т. разъяснена установленная ст. 135 УПК РСФСР обязанность удостоверить факт, содержание и результаты следственного эксперимента.

Лаврушкин Суслов

Следственный эксперимент проводился при хорошем дневном освещении коридора, в который выходит дверь ванной комнаты. Внутри ванной комнаты включено электрическое освещение.

Следственный эксперимент проведен следующим образом.

Дверь в ванную комнату была закрыта понятым Лаврушкиным на ручку-запор. Для этого ручка поворачивается в вертикальное положение. Понятой Лаврушкин остался в ванной комнате. Свидетель Ефимов взял в кухне из коробки, стоящей на столе, перочинный нож, который в присутствии понятого Суслова просунул в щель, имеющуюся между притолокой и дверью, после чего нажал на язычок запора и сдвинул его влево, в результате чего дверь свободно открылась. Запор при этом не получил повреждений, хотя На его язычке имеются вмятины от нажима острым предметом. Аналогичным образом дверь трижды открывали с помощью ножа и трижды с помощью стамески. Свидетель Ефимов подтвердил, что стамеска и ножи лежат в открытой коробке на кухне, ими пользуются жильцы. Знают о них и некоторые соседи. Проникнуть в закрытую ванную комнату, как пояснил Ефимов, не представляло трудностей.

Никаких заявлений по поводу порядка проведения следственного эксперимента не поступило.

Протокол зачитан всем лицам, участвующим при проведении эксперимента. Записано правильно. Замечаний не поступило.

Понятые: Лаврушкин Суслов

Свидетель Ефимов

Следователь

старший лейтенант милиции Свиридов

7. Порядок проведения следственного эксперимента

В большинстве случаев для проведения следственного эксперимента необходим выезд в определенное место. Деятельность следователя по прибытии на место касается не только организационных и тактических вопросов.

Следователь обязан принять меры по обеспечению безопасности участников эксперимента. В ряде случаев необходима охрана места производства следственного эксперимента. Прежде всего это относится к случаям, когда имеются основания предполагать естественную ненависть, желание мести со стороны потерпевших или их родственников по отношению к подозреваемым или обвиняемым. Следует также допустить возможный замысел соучастников устроить побег либо избавиться от лиц, которых сопровождает конвой.

Далее, как уже отмечалось, следователь, в случае необходимости, знакомит участников с целями и задачами эксперимента. Тем не менее, детальный персональный инструктаж в ряде случаев необходим. Каждый участник должен представлять себе, где ему надлежит находиться во время опытов, наблюдений и что кому конкретно предстоит делать в течение эксперимента.

Он должен также разъяснить участникам их права и обязанности. И закон, и этика судопроизводства требуют предупреждения следователем участвующих лиц об ответственности за разглашение данных эксперимента, когда такое разглашение нежелательно. Если разглашение результатов произведенных опытов является из тактических соображений нецелесообразным, следователь также предупреждает участников об этом.

Подозреваемый, обвиняемый, свидетель или потерпевший (если они участвуют в следственном эксперименте) в присутствии понятых кратко повторяют свои относящиеся к проверяемому факту показания.

Прежде чем приступить к опытным действиям, следователь выслушивает краткие показания свидетеля или обвиняемого, если они участвуют в эксперименте, об обстоятельстве, которое предполагается проверить. Выясняется с последующей фиксацией в протоколе у обвиняемого или свидетеля, соответствуют ли условия эксперимента тем условиям, в которых, по их словам, происходило проверяемое событие. Следует отказаться от проведения эксперимента в данный день, если соответствующие условия не могут быть достигнуты, а от них зависят его результаты.

В случае проведения опытных действий следователь следит за тем, чтобы опыты проходили надлежащим образом, выполняя лишь руководящую роль, сам непосредственного участия в них не принимая. Вместе с тем следует отметить, что в некоторых случаях следователь может провести следственный эксперимент самостоятельно, не привлекая статистов.

В литературе описаны подобные случаи проведения следственного эксперимента без участия статистов.

Из комнаты № 4 общежития была совершена кража вещей, принадлежавших жильцам этой комнаты. В краже подозревалась С. у которой при задержании изъяли связку ключей.

У следователя возникло предположение, что кража могла быть совершена с использованием этих ключей. Это предположение, разумеется, не имело никакого доказательственного значения. Решить, подходят ли к замку комнаты ключи, найденные у С. следователь мог только экспериментальным путем. В результате эксперимента был установлен до этого неизвестный факт: один из ключей, найденных у С. открывает замок комнаты № 4. Этот факт был косвенным доказательством по делу, так как он послужил средством установления интересующих следствие и суд обстоятельств и, в частности, позволил ответить на вопрос о том, как С. удалось проникнуть на место преступления.1

Практически всегда в качестве приложения к протоколу данного следственного действия производится съемка, иногда составляются планы и схемы. При необходимости опытные действия повторяются.

В описательной части протокола недостаточно ограничиться изложением задачи эксперимента и сообщением о том, что будут проверены показания определенного лица. В интересах дела логичнее, чтобы данное лицо лично, в присутствии понятых дало показания по поводу проверяемого обстоятельства. Дело в том, что изложение прежних показаний или даже оглашение их как бы связывает лицо, давшее эти показания: ему психологически трудно что-то изменить. В то же время при их повторении свидетель и обвиняемый имеют большую возможность изменить или уточнить свои первоначальные показания. Поэтому такой порядок способствует получению наиболее правдивых показаний. Показания обвиняемого или свидетеля фиксируются в протоколе следственного эксперимента от имени третьего лица, после чего следователь задает им вопрос, соответствуют ли условия проведения эксперимента тем условиям, в которых происходило событие в действительности. Ответ на этот вопрос обязательно должен быть записан в протоколе. Если замечания относительно условий не требуют дополнительной подготовки, они могут быть тут же приняты во внимание. Так, можно здесь же, на месте усилить освещенность помещения, передвинуть мебель, несколько повременить с проведением эксперимента, дождавшись наступления большей темноты, и т.д. 2

В случае, когда лицо на месте проведения эксперимента в присутствии понятых меняет свои показания, данное следственное действие можно не проводить. Нередко это и невозможно, если, к примеру, предполагается проверить какие-либо субъективные возможности обвиняемого или свидетеля.

В этих случаях в протоколе подробно излагается, как был подготовлен эксперимент, и указываются причины, в силу которых опытные действия не производились. Рекомендуется сразу же после составления протокола снова допросить обвиняемого и подробно записать его показания с указанием причины ложности предшествующих показаний и необходимости их изменения.

Отметим, что эти рекомендации касаются случаев, когда проверяются субъективные возможности конкретного гражданина.

При экспериментах, не связанных с проверкой субъективных возможностей обвиняемого или свидетеля, изменение ранее данных им показаний не может служить причиной для отмены следственного эксперимента. Если обвиняемый на допросе утверждал, что он, находясь в определенных условиях, наблюдал какое-то событие, а в момент проведения эксперимента от этих показаний отказался и заявил, что ранее он показывал неправду, - производство эксперимента является настоятельно необходимым. Именно путем эксперимента как вполне объективного способа могут быть подтверждены ложность первоначальных и правдивость последующих показаний обвиняемого или же наоборот. Кроме того, данные эксперимента лишат обвиняемого возможности вернуться на суде к ложным показаниям3.

Приведем пример.

Так, при расследовании уголовного дела, связанного с хищением материальных ценностей с территории базы, следователь усомнился в том, что обвиняемый проникал на территорию базы через забор, опираясь ногами на покрышку крупного автомобильного колеса и затем подтягиваясь на руках. Следователь решил назначить следственный эксперимент с целью проверки показаний обвиняемого. Для этого необходимо было в определенном месте приставить аналогичное колесо к забору и предложить данному лицу продемонстрировать, как он мог, забравшись на колесо и схватившись руками за край забора, подтянуться и перелезть через этот забор. При проведении опытных действий выяснилось, что данный гражданин не в состоянии проделать описанное им. 4

Из тактических соображений после проведения эксперимента, результаты которого опровергли показания обвиняемого или свидетеля, рекомендуется незамедлительно провести повторный допрос указанных лиц. Следственная практика показывает, что допрос обвиняемого или свидетеля, находящегося под непосредственным впечатлением эксперимента, бывает наиболее результативным.

8. Психологические особенности проведения следственного эксперимента

Следственный эксперимент – одно из следственных действий, которое может быть использовано следователем также и для опровержения ложных показаний ранее допрошенных лиц. Прежде всего это относится к случаям, когда следственный эксперимент используется для оценки тех или иных психофизиологических возможностей человека, его умений, навыков или совершения конкретных действий, иногда за определенное время.

Результаты следственного эксперимента нередко наглядно свидетельствуют о возможности или невозможности определенного явления или события. Наглядность данных результатов убедительно опровергает отдельные неточности или ложные утверждения.

Показателен пример, когда обвиняемый в краже из магазина путем проникновения в помещение через форточку заявил на допросе, что совершил это преступление в одиночку, без соучастников. Был проведен следственный эксперимент. Все попытки обвиняемого проникнуть таким способом в помещение оказались безуспешными. Это стало очевидно для всех участников следственного действия. Обвиняемый вынужден был признаться, что у него имелся соучастник — несовершеннолетний, который по его просьбе проник через форточку в магазин и изнутри открыл дверь5.

При подготовке к проведению следственного эксперимента, если это необходимо, следователю требуется воссоздать материальную обстановку, максимально сходную с той, в которой происходили проверяемые действия или события.

Отметим, что абсолютно точно воссоздать все детали обстановки, в которой происходило проверяемое событие, практически невозможно (сила и направление ветра, звуковой фон). Тем не менее, нужно максимально воссоздать необходимые для результативности данного следственного действия условия, т. е. способствовать объективности его результатов.

Вполне очевидно, что соблюдение этой необходимости невозможно, когда речь идет о психофизиологических факторах. Невозможно в точности воспроизвести напряжение психики, взволнованность, обострение и активизацию определенных способностей.

С другой стороны, в необычной ситуации преступления, испытывая сильное душевное волнение, потрясение, страх, отчаяние, человек в состоянии совершать такие действия, какие не сможет повторить в обстановке следственного эксперимента.

К примеру, убегая с места происшествия, преступник может перепрыгнуть через широкий ров, преодолеть высокий забор, но не сумеет повторить эти действия в процессе следственного эксперимента. Все эти разнообразные психофизиологические факторы точно повторить при проведении следственного эксперимента, конечно, немыслимо.

В литературе отмечается, что возможность осуществления некоторых видов следственного эксперимента зависит от желания, заинтересованности, воли его основных участников. Случается, что обвиняемый, а иногда и потерпевший, при наличии у них определенной заинтересованности соглашаются участвовать в следственном эксперименте, однако при этом стараются исказить результаты своих действий: умышленно не проявляют каких-либо знаний, навыков, умений. Возможны также попытки скрыть способность правильного восприятия каких-либо явлений6. Естественно, следователю необходимо учитывать отношение непосредственных участников к результатам следственного эксперимента, их заинтересованность в последующих выводах следователя.

К психологическим особенностям данного следственного действия многие авторы относят необходимость учитывать то, что участниками следственного эксперимента могут являться и иные лица. Их роль заключается в совершении определенных действий, восприятии конкретных обстоятельств наряду с подозреваемыми, обвиняемыми либо вместо них. Исходя из условий следственного эксперимента, содержания опытных действий к этим лицам могут предъявляться определенные требования (соответствующий рост, телосложение, масса, нормальное зрение, слух, обоняние и пр.). Следователю надлежит располагать необходимыми сведениями о физиологическом состоянии лиц, привлекаемых к участию в эксперименте. Вместе с тем, следует иметь в виду, что, к примеру, адвокат или понятые лишь наблюдают за грамотным проведением следственного эксперимента, воссозданием определенных условий. Их способность восприятия, чувствования существенного значения здесь не имеют.

В то же время, эксперименты с целью проверки возможности совершения определенных действий (например, поднять предметы заданного веса, перенести их на какое-то расстояние, преодолеть какое-либо препятствие, пробежать за данный отрезок времени требуемое расстояние и т.д.) объективно приводят испытуемых к значительным физическим и психическим перегрузкам, что может причинить им вред.

На наш взгляд, в психологическом отношении следователю, по возможности, нужно иметь в виду, что проведение эксперимента в обстановке, максимально приближенной к той, в которой происходило проверяемое событие (действие, явление), предполагает:

1. использование тех же объектов (предметов), которые были в момент преступления, или максимально приближенных к ним

2. установление порядка и последовательности проведения опытов

3. неоднократное повторение опытов - некоторые считают это важнейшим тактическим приемом.

Нужно знать, что в условиях этого следственного действия многие его участники находятся в своеобразном, сложном психологическом состоянии, что существенно влияет на характер их действий, речь, голос. В этой связи А. Р. Ратинов отмечает: «Обстановка следственного действия, особая значимость ситуации, присутствие, кроме следователя, еще и ряда других лиц вызывает порой у участника эксперимента напряженное состояние, весьма отличное по своей психологической природе от того, в котором находился тот же человек в момент происшествия. Подъем, испытанный во время действительного события, может смениться подавленным состоянием, или, наоборот, вместо растерянности наступает нервное возбуждение.

В присутствии посторонних человек может испытывать смущение. Застенчивость у одних лиц влияет на моторику, делая движения угловатыми, нескоординированными, у других — на интеллектуальные функции, снижая внимание, память, мышление. Боясь не справиться с предстоящей задачей, человек подчас оказывается не в состоянии сделать то, что ему удавалось прежде»7.

Следует учитывать, что если в обычной жизни человек действует как правило, непроизвольно, то в условиях следственного эксперимента у него появляется состояние психологической готовности, которое также мобилизует его психические процессы, увеличивает сосредоточенность он предпринимает волевые усилия, чтобы лучше увидеть, услышать, запомнить. В обыденной ситуации человек, погруженный в свои мысли, переживает, может не слышать какой-либо звук, разговор, не обратить внимание на происходящие события, не заметить каких-либо изменений в обстановке.8

Эксперимент проводят иногда и вне места события (например, если надо проверить профессиональные знания и умения обвиняемого). Моделирование материальных факторов допускает использование как подлинных, так и сходных с ними орудий, предметов, материалов. В этих случаях следует учитывать, что использование подлинных объектов оказывает более сильное психологическое воздействие на участников эксперимента, делает полученные результаты более убедительными.

9. Повторный эксперимент

В тех случаях, когда при проведении эксперимента были допущены какие-либо существенные нарушения, повлиявшие на его результаты, а также, если не были соблюдены процессуальные и тактические условия или появились обоснованные сомнения в достоверности, возникает необходимость повторить эксперимент.

Для проведения следственного эксперимента законодатель не требует вынесения постановления об этом. Вместе с тем, считается целесообразным вынесение мотивированного постановления для повторного эксперимента, в котором должно быть объяснено, чем это повторение вызвано и результат какого из двух экспериментов следует принимать во внимание.

Эксперимент производится повторно по усмотрению самого следователя, по просьбе обвиняемого или свидетеля, по указанию прокурора.

Необходимость производства повторного эксперимента убедительно видна из следующего примера.

По делу о хищении материальных ценностей со склада возникла версия, что кладовщик инсценировал кражу, так как похищенные товары не могли поместиться в складском помещении.

Проверяя эту версию, следователь в отсутствие кладовщика произвел эксперимент, имевший целью проверить, можно ли в складском помещении разместить определенное количество ящиков с товарами. В результате эксперимента была установлена невозможность размещения этих товаров. Когда кладовщик был ознакомлен с протоколом эксперимента, он заявил ходатайство о повторении эксперимента на том основании, что, по его словам, в ящиках находилась лишь часть товаров, а основная масса была упакована в тюки, занимавшие значительно меньше места.

Эксперимент был произведен повторно, причем на этот раз упаковка товаров полностью соответствовала той, о которой говорил кладовщик. Результаты эксперимента подтвердили возможность размещения на складе похищенных товаров. Это обстоятельство заставило следователя более внимательно отнестись к версии о краже товаров неизвестными преступниками, что впоследствии полностью подтвердилось.9

10. Фиксация хода и результатов следственного эксперимента

В ходе производства следственного эксперимента или после него составляется протокол. При этом необходимо соблюдение определенных требований:

1) составление протокола надлежащим лицом

2) безотлагательность составления протокола

3)указание в протоколе об осуществлении процедуры разъяснения прав и обязанностей участвующим в следственном действии лицам, удостоверенной в необходимых случаях их подписями

4)указание цели эксперимента (если проверяются чьи-либо показания, изложить их содержание)

5) отражение в протоколе как содержания, так и результатов следственного эксперимента

6) указание на условия и результаты применения технических средств (проведенные измерения, фотографирование, видеосъемка, составление планов и схем).

Протокол следственного эксперимента состоит из трех частей: вводной, описательной и заключительной.

В вводной части отражаются следующие сведения: 1) место составления протокола 2) дата составления 3) должность, специальное звание, фамилия лица, производившего эксперимент 4) фамилии, имена, отчества, адреса понятых 5) должности, фамилии, имена, отчества лиц, принимавших участие в эксперименте 6) статьи УПК РФ, с соблюдением которых проводился эксперимент 7) цель следственного эксперимента.

Подробно следует изложить обстоятельства в описательной части протокола:

1) в какой обстановке, в каких условиях проходили опытные действия (если имели значение метеоусловия, сделать ссылку на справки метеослужбы, прилагаемые к протоколу), какие были осуществлены подготовительные действия по реконструкции обстановки, изготовлялись ли муляжи, манекены, иные модели

2) удостоверение подписью лица, чьи показания проверялись посредством опытов, соответствия условий эксперимента условиям соответствующего события

3) сведения об использовании при эксперименте вещественных доказательств и иных предметов

4) содержание, последовательность, повторяемость опытных действий, кто их выполнял, при каких условиях, как они варьировались

5) результаты эксперимента.

В заключительной части протокола указываются:

1) заявления и замечания участников эксперимента

2) указания на приложения к протоколу (планы, схемы)

3) сведения об ознакомлении с протоколом всех участников эксперимента, удостоверение их подписями соответствия содержания протокола произведенным действиям

4) соблюдение порядка удостоверения протокола.

На практике к протоколам предъявляется еще одно обязательное

требование: они должны быть удобочитаемы. Судебная коллегия Верховного Суда признала нарушением тот факт, что протоколы следственных действий выполнены таким почерком, «который фактически невозможно прочесть ввиду его своеобразия и значительных отступлений от правил каллиграфии».1

Р.С. Белкин и А.Р. Белкин классифицируют и выделяют типичные ошибки, допускаемые при составлении протокола:

1) неправильное процессуальное оформление проделанных опытов

2) неполнота протокола, т.е. не указывается в какой обстановке проводился следственный эксперимент, не описывается содержание опытов, нет сведений о том, что проводилась фотосъемка, составлялись схемы и планы

3) нарушение последовательности при описании проделанных опытов, когда описание опытных действий носит не последовательный характер, а представляет собой беспорядочное изложение

4) приведение в протоколе данных, не относящихся к следственному эксперименту. Например, в протоколе подробно излагаются такие обстоятельства дела, которые никакого значения не имеют, либо записываются детали обстановки, совершенно ненужные и неважные с точки зрения результатов эксперимента, и т.п.

5) небрежная литературная редакция протокола. 2

сноски и примечания

1 Пример взят из кн. Белкин Р.С. Белкин А.Р. Эксперимент в уголовном судопроизводстве: Метод. пособие. М. 1997, С. 31.

2 Гуковская Н.И. Следственный эксперимент. С. 30-31.

3 Гуковская Н.И. Следственный эксперимент. С. 33.

4 Уголовное дело № 2 – 102/98. Архив Краснодарского краевого суда.

5 Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности): Учеб. пособие для вузов МВД СССР. С.203.

6 Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности): Учеб. пособие для вузов МВД СССР. С.204.

7 Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М. С. 268.

8 Чуфаровский Ю.В. Психология оперативно-розыскной и следственной деятельности: Учеб. пособие. М. 2003. С.199.

9 Пример взят из кн. Гуковская Н.И. Следственный эксперимент. С. 51-52.

1 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. №5. С.15.

2 Более подробно см. Белкин Р.С. Белкин А.Р. Эксперимент в уголовном судопроизводстве. С. 61-62.

СЛЕДСТВЕННЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ

Когда неразбериха и путаница в показаниях свидетелей не может быть устранена с помощью имеющихся в деле объективных данных (факты и вещдоки с места ДТП), тогда следователь в первую очередь прибегает к помощи следственных экспериментов и экспертиз. Их результаты являются одним из основных доказательств по делу.

Но все по порядку. Сначала рассмотрим следственный эксперимент.

Эксперименты важны для выяснения механизма ДТП и правильной оценки обстановки происшествия, действий его участников и других обстоятельств подлинного события. В процессе проведения следственного эксперимента указанные обстоятельства обнаруживаются путем непосредственного их воспроизведения, и поэтому следственный эксперимент должен проводиться в условиях, как можно более соответствующих тем, что имели место при реальном происшествии.

Эксперимент является следственным действием, и при его производстве, в соответствии со статьей 141 УПК РСФСР, составляется протокол. В протоколе указываются: место и дата проведения следственного эксперимента, время его начала и окончания, должность и фамилия лица, составившего протокол, фамилия, имя и отчество каждого лица, участвовавшего в следственном действии, а в необходимых случаях и его адрес, содержание следственного эксперимента и обнаруженные при его производстве существенные для дела обстоятельства. Если при производстве следственного эксперимента составлялись какие-либо схемы, графики и т. п. то они должны быть указаны в протоколе в качестве приложений. Использование фотовидеоаппаратуры, других технических средств также отражается в протоколе следственного эксперимента. Подписывается протокол участвующими в эксперименте лицами.

Разнообразие обстоятельств, устанавливаемых с помощью следственных экспериментов, неограниченно, так как каждое уголовное дело имеет свою, отличную от других специфику, свои, присущие только этому делу нюансы. Из всего многообразия видов следственных экспериментов рассмотрим лишь наиболее часто встречающиеся в уголовном производстве по делам о ДТП:

- по определению видимости препятствия (объекта опасности) с рабочего места водителя

- по определению времени перемещения пешеходов во время ДТП

- по определению скорости движения транспортного средства.

При проведении следственных экспериментов должны быть соблюдены условия и при необходимости восстановлена окружающая обстановка в соответствии с тем, что имело место в реальности. Это значит, что должны совпадать время суток (день, сумерки, ночь), погодно-метеорологические условия (ясно, пасмурно, дождь, снег, туман и т. д.), состояние дороги и ее покрытия (сухая, мокрая, грязная, заснеженная, обледенелая, ровная, с выбоинами и т. д.), окружающая обстановка, то есть наличие на дороге и рядом с ней стоящих транспортных средств, строений, зарослей кустарника, деревьев и других предметов, ограничивающих обзорность, а также наличие или отсутствие дорожных работ.

При необходимости использования в эксперименте транспортных средств используют по возможности те же транспортные средства, что участвовали в ДТП, а если это невозможно, то транспортные средства аналогичных марок и моделей.

Если эксперимент должен проводиться с участием пешехода, который в результате полученных при ДТП трав лично присутствовать не может, то вместо него назначается демонстратор, по возрасту, полу, росту и телосложению как можно более похожий на пешехода, пострадавшего в ДТП. Имеет значение также отсутствие или наличие физических недостатков. Одежда и обувь демонстратора должны соответствовать одежде и обуви пострадавшего.

Выполнение перечисленных требований при производстве следственного эксперимента обеспечивает наибольшую степень соответствия воспроизведенного события реальному.

1. Определение видимости препятствия (объекта опасности) с рабочего места водителя. Здесь возможны два варианта: объект опасности может быть либо виден с места водителя, либо не виден совсем. Первому варианту, как правило, сопутствуют темное время суток или недостаточная видимость. Приведем пример: ночь на неосвещенной загородной дороге, поздняя осень, промозглая погода, моросящий дождь. Вдоль по проезжей части дороги идет пешеход. Сзади его нагоняют "Жигули", происходит наезд, и пешеход в итоге получает травмы, не совместимые с жизнью. Следственный эксперимент проводился на месте происшествия в аналогичных погодных и дорожных условиях, с тем же автомобилем и демонстратором пешехода, подобранным в соответствии с физическими данными погибшего и одетым в одежду такого же цвета. Целью эксперимента было установить общую и конкретную видимость с места водителя при свете фар.

Здесь необходимо уточнить, что называется общей, а что конкретной видимостью.

ОБЩАЯ ВИДИМОСТЬ - максимальное расстояние от передней части транспортного средства, на котором с места водителя четко различаются элементы дороги на пути движения, ориентирование на которые позволяет вести транспортное средство в полосе, рекомендуемой правилами дорожного движения.

КОНКРЕТНАЯ ВИДИМОСТЬ - максимальное расстояние от передней части транспортного средства, на котором с места водителя объект может быть четко опознан по его характерным признакам.

Ход эксперимента: "Жигули" установили на ту же полосу проезжей части, по которой они двигались перед наездом, но на таком расстоянии от места наезда, что и само это место, и прилегающая к нему местность совершенно не были видны из машины. Затем с места водителя он сам и понятые определили расстояние, на которое просматривается дорога. Это наиболее удаленное от автомобиля место на границе проезжей части и обочины, где и проезжая часть, и обочина еще распознаются как отдельные, самостоятельные элементы дороги.

Воткнули там вешку и рулеткой замерили расстояние. Таким образом получили дистанцию общей видимости.

После этого на проезжей части в точке наезда спиной к автомобилю установили демонстратора, где он, шагая на месте, имитировал движение пешехода. Автомобиль под управлением водителя - участника ДТП с находящимися там понятыми начал медленно приближаться к демонстратору и был остановлен, когда стало возможным распознать пешехода по внешним признакам: силуэту, движению ног, элементам одежды и т. п. Замеренное рулеткой расстояние от автомобиля до демонстратора и есть величина конкретной видимости.

В ходе этого следственного эксперимента были получены различные значения общей и конкретной видимости. Общая оказалась больше. Этот результат в итоге стал ключевым при вынесении следователем постановления о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях водителя, совершившего наезд, состава преступления, предусмотренного статьей 264 УК РФ.

Следующий пример следственного эксперимента, когда объект опасности с места водителя не виден совсем. Трамвай 8-го маршрута после посадки-высадки начал движение с остановки и насмерть задавил пешехода, переходившего трамвайные пути. Присутствовавшие на следственном эксперименте очевидцы происшествия показали, как двигался пешеход относительно трамвая. Демонстратор несколько раз проходил по этому пути перед стоящим трамваем, и понятые, а также все заинтересованные лица, в том числе вдова погибшего, смогли убедиться, что с места вагоновожатого, приняв на сиденье правильное положение, невозможно было увидеть пешехода.

Был, правда, один нюанс: если, сидя на месте вагоновожатого, наклониться вперед к лобовому стеклу или чуть привстать, то становилось видно шапку и голову демонстратора. Но правила дорожного движения не требуют от водителей ни привставать с сиденья, ни прижиматься головой к лобовому стеклу. Более того, физиология и гигиена труда водителей во избежание различных профессиональных болезней настойчиво рекомендуют водителям придавать своему телу правильное, комфортное положение за органами управления транспортным средством. Того же требует и техника безопасности, тому же учат и в автошколах. Разумеется, вагоновожатый мог бы, наклонись он вперед, увидеть пешехода и подождать, когда тот пройдет, но. Следственный эксперимент показал, что нарушений правил дорожного движения в действиях вагоновожатого не было, не было, соответственно, и состава преступления. Уголовное дело было прекращено. И опять ключевым моментом к прекращению послужили результаты следственного эксперимента. А ведь у этого вагоновожатого наезд на пешехода при аналогичных обстоятельствах был уже не первый. И, имея такой опыт, он мог бы предвидеть, но "буква закона" не требовала такого предвидения.

Кто-то из присутствующих на эксперименте, по-видимому зная о количестве наездов на пешеходов, имеющихся на счету у этого вагоновожатого, мрачно пошутил: "Ему пора бы уже звездочки на борту трамвая рисовать".

Здесь, коль скоро речь зашла о трамваях, из уважения к большому количеству трамвайных пассажиров, которые ежедневно "под стук колес", теряя пуговицы и отрывая карманы, едут из одного конца города в другой и потом точно так же возвращаются обратно, оставим пока все следственные эксперименты в стороне и обратимся к этим пассажирам. Помните: почти все наезды на пешеходов, произведенные трамваями, заканчиваются, как правило, смертью пешехода и прекращением уголовного дела за отсутствием в действиях вагоновожатого состава преступления. Примеров тому много, даже слишком много. И очень часто на месте пострадавших оказываются пожилые, казалось бы, умудренные опытом люди. Многие из них, сойдя с трамвая и переходя через рельсы, придерживаются рукой за вагон, дабы не споткнуться и не упасть. Похожий случай произошел средь бела дня с вагоновожатой 19-го маршрута на проспекте Гагарина, начавшей движение с остановки "Ул. Батумская". Вагоновожатый встречного, идущего с Мызы трамвая сделал ей знак остановиться, а подъехав, сказал: "Ты бабушку задавила. " Вагоновожатая выглянула в левое боковое окошко кабины, посмотрела по низу вдоль трамвая - ничего нет. Вышла из вагона через переднюю дверь и сразу же опустилась на ступеньку. Рядом с вагоном лежала тапочка, домашняя тапочка, о судьбе хозяйки которой догадаться было уже нетрудно. Трамвай потом поднимали автокраном, а все, что осталось от женщины, переходившей рельсы перед трамваем, собирали снеговой лопатой, хотя и была середина лета.

Позднее эта же вагоновожатая рассказала приключившуюся с ней ранее трагикомичную историю, свидетельствующую, что не всегда подобные ситуации заканчиваются смертью пешехода. Работала она тогда на 2-м маршруте. После посадки-высадки пассажиров на остановке "Ул. Полтавская" только закрыла двери и не успела еще тронуться, как уже услышала стук по трамваю и крики людей с улицы. Открыла переднюю дверь, вышла из трамвая и увидела на торчащей спереди железной сцепке, так называемой "колбасе", сидящую старушку с клюкой. Эта картина и возможные последствия, начни только трамвай движение, сильно взволновали вагоновожатую. Старушка заметила это волнение и, успокаивая вагоновожатую, произнесла: "Ничего, ничего, доченька, сейчас я чуть посижу, отдохну и пойду. " Уважаемые пассажиры, никогда не переходите пути перед стоящим трамваем, не видя лица вагоновожатого. Помните, что если вы не видите его, то и он не видит вас.

Однако вернемся к следственным экспериментам.

2. Определение времени перемещения пешехода во время ДТП. Результат такого эксперимента помогает ответить на вопрос, имелась ли у водителя техническая возможность предотвратить наезд на пешехода или нет. Маршрут движения пешехода к месту наезда не всегда прямолинеен, кроме того, он может преодолеваться в изменяющемся темпе, возможны кратковременные остановки пешехода и даже движение в обратном направлении. Поэтому перед началом эксперимента на месте происшествия размечаются все этапы на пути движения пешехода в опасной зоне. Затем демонстратору, то есть лицу, наиболее походящему по физическим данным на пострадавшего, предлагается преодолеть все участки маршрута в темпе, указанном очевидцами ДТП.

Хронометрист, которым, как правило, является сам следователь, по секундомеру засекает время на каждом этапе маршрута. Затем время суммируется, и получается общая продолжительность нахождения пешехода в опасной зоне. Соответственно, такое же время было и у водителя для принятия мер к предотвращению наезда. Ни в коем случае нельзя упускать время, затраченное на остановки пешехода, его повороты, развороты и прочее. Это может привести к искажению картины происшествия.

На улице Совнаркомовской, на участке, где движение транспорта организовано только в одном направлении, в февральский гололед был произведен наезд на пожилую женщину. Произошло это при следующих обстоятельствах: старушке нужно было перейти на другую сторону улицы, она сошла с тротуара на проезжую часть и по кратчайшему пути, то есть по прямой, начала переход. В то время, пока она шла, на дороге появились две "Волги", двигавшиеся с некоторым отрывом друг от друга по направлению к месту перехода. На этой односторонней дороге автомобили ехали, занимая всю ее ширину. Когда старушка пересекла полосу движения первого приближающегося к ней автомобиля, она обнаружила мчащийся к ней чуть позади первого второй автомобиль. Развернувшись в обратном направлении, старушка попыталась уйти с проезжей части и вернуться туда, откуда начала переход. Но не успела.

"Волга" сбила ее на полпути к тротуару.

Проведенный по данному ДТП следственный эксперимент - образец как раз того, как это делать не нужно. Следователь не затруднял себя замерами времени, потраченного пешеходом на каждом этапе своего пути, то есть движение туда, остановка, разворот и движение обратно. Следователь просто определил так называемый, темп движения пешехода. Сделано это было так: раскатали десятиметровую рулетку, и демонстратор несколько раз, под корректировкой очевидцев ДТП, прошел вдоль нее, показывая, как шел пешеход на разных этапах своего пути - сначала туда, а потом обратно. Следователь пощелкал секундомером и занес в протокол время движения демонстратора вдоль рулетки.

Расстояние, деленное на время, как известно, дает скорость. Согласно этому эксперименту получалось, что туда старушка двигалась со скоростью 1,43 м/с, а обратно - со скоростью 1,66 м/с. Так же легко потом подсчитали, при известной длине маршрута старушки перед наездом, время, затраченное ею на путь туда и обратно. При этом у следователя как-то "вылетело" время, затраченное пешеходом на остановку и разворот. Результат эксперимента поражал. Во-первых, скорость пожилой 66-летней женщины получалась такой же, как при быстром шаге у 10-летнего юнца (по данным Ленинградской НИЛСЭ это составляет 1,67 м/с), причем на сухой ровной дороге. Очевидно, что на обледенелой дороге скорость движения пожилой женщины не могла равняться скорости подростка. Во-вторых, время нахождения пешехода на проезжей части по данным эксперимента составило чуть более двух секунд. Очевидно, что за это время невозможно не только пожилому, но и молодому человеку дойти до середины дороги и вернуться назад, к месту наезда. В итоге картина реального ДТП была искажена, как говорится, "до наоборот" и черное стало белым, а белое черным.

3. Определение скорости движения транспортного средства. Эксперимент проводится на автомобиле, участвовавшем в ДТП. При невозможности использования этого автомобиля используется другой, но той же марки и модели.

На дороге размечают участок длиной 30-50 метров (обычно замеряется расстояние между двумя соседними столбами, стоящими у дороги), и водителю предлагается проехать это расстояние со скоростью, указанной очевидцами ДТП. Очевидцы просят водителя проехать либо быстрее, либо медленнее, и так до тех пор, пока не будет получена желаемая скорость. Когда достигнут нужный результат, водитель проезжает размеченный участок дороги, а следователь по секундомеру засекает время.

Несколько иначе этот эксперимент проводится с одним только водителем, когда нет очевидцев ДТП. Водителю предлагается проехать размеченный участок дороги с той же скоростью, что и при ДТП. На первый взгляд кажется, что это нетрудно, что можно проехать с любой скоростью, с какой только захочешь, а при желании даже можно и обмануть следователя. Но нет. Обычно проезжают со скоростью, близкой к реальной, имевшей место при ДТП. При проведении такого эксперимента щиток на панели приборов закрывается плотным листом бумаги (на практике чаще всего тряпкой), и водитель определяет скорость, полагаясь на память своего тела (мышечную память), учитывая состояние, которое было у него перед происшествием.

На этом закончим со следственными экспериментами. Добавим лишь, что каждый участник эксперимента вправе подать письменные замечания по его проведению, а следователь обязан эти замечания приобщить к протоколу.

Александр БУТУСОВ эксперт. Бюро автотехнических исследований ДТП ВОА.

Источник газета Биржа+Авто (Нижегородский ТПД)

Источники: obrazec.org, www.pg-doverie.ru, kalinovsky-k.narod.ru, www.pressarchive.ru

;
Категория: Протокол | Добавил: kapokatya (06.06.2015)
Просмотров: 5498 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск